НАПИШИ НАМ, ЕСЛИ:
Есть предложения по организации учебного процесса или знаете, как сделать школу лучше.
ДРУГОЕ ДЕЛО
В рамках президентской платформы «Россия — страна возможностей» создана платформа: «Другое дело». Сервис позволяет жителям региона участвовать в различных общественно-полезных и развивающих активностях.

Иванов Александр васильевич - командир бомбардировочной эскадрильи 6-го дальнебомбардировочного авиационного полка 132 - й авиационной бомбардировочной дивизии 5-й воздушной армии, старший лейтенант.

Родился 9 июня 1919 года в деревне Клуколово, ныне Лужского района Ленинградской области, в многодетной крестьянской семье. В 1934 году окончил 7 классов школы колхозной молодёжи, учёбу продолжил в Ленинградском техникуме советской торговли. В августе 1936 г. по спецнабору был призван в ряды Красной Армии и направлен в лётное училище. В 1940 году окончил Энгельскую школу лётчиков. Проходил службу в 12 - м дальнебомбардировочном полку Закавказского военного округа. Полк базировался в городе Кутаиси (Грузия). Здесь встретил начало Великой Отечественной войны. Из-за удалённости от западных границ страны, в боевые действия включился не сразу. В августе 1941 года был переведён в 454-й дальнебомбардировочный полк, в составе которого 7 декабря 1941 года совершил первый боевой вылет. Экипаж лейтенанта Александра Иванова летал на бомбардировщике ДБ-3. Бомбовыми ударами обеспечивал действия войск в Керченско - Феодосийской десантной операции,  в тяжёлых боях на Керченском полуострове в январе - мае 1942 года, в оборонительных сражениях на Кубани и Северном Кавказе 1942 года. За два месяца, к февралю 1942 года совершил 6 боевых вылетов на нанесение бомбовых ударов по скоплениям мотомеханизированных частей гитлеровцев в Крыму, по железнодорожным узлам. В январе 1942 года был ранен, но остался в полку и продолжал летать. 

В мае 1942 года старший лейтенант Иванов переведён командиром звена в 6-й дальнебомбардировочный полк. К концу июня 1942 года на его счету было уже 44 боевых вылета, из них 29 ночью. Из наградного листа: " Ни плохие метеоусловия, ни атаки противника не могут помешать мужественному сталинскому соколу выполнять боевое задание по уничтожению живой силы и военной техники противника. ...За этот промежуток времени с боевого самолёта тов. Иванова сброшено на головы фашистов 420 авиабомб разного калибра." Вскоре на груди отважного пилота появился ещё один орден Красного Знамени.

На счету героического лётчика имеются 10 самолётов врага, уничтоженные им за один вылет при бомбёжке вражеского аэродрома - снизившись до предельно малой высоты в условиях мощного зенитного огня, Александр Иванович точно уложил бомбы в скопившиеся на стоянке самолёты. Тяжёлым летом 1942 года именно его экипаж обнаружил и уничтожил переправы наступающих вражеских войск через Дон и Северный Донец. В одном из вылетов одиночный бомбардировщик Александра Иванова был атакован двумя вражескими истребителями,  но героические и согласованные действия экипажа позволили отбить все атаки врага, при этом один из истребителей был сбит. По числу ночных боевых вылетов Александр Иванов был лучшим лётчиком полка. Он был назначен командиром звена, затем командиром эскадрильи.

В ноябре 1942 г. командир полка представил Александра Иванова к званию Героя Советского Союза. К этому времени на личном счету лётчика Иванова было уже 134 боевых вылета, из них 98 ночью, с успешным выполнением боевых и специальных заданий командования. За весь период его звено произвело 316 боевых вылетов, не имея потерь личного состава и техники. по числу ночных боевых вылетов александр Иванов был лучшим лётчиком полка.

Однако, через несколько дней сам же приостановил наградной лист ввиду дисциплинарного поступка. Что тогда произошло - неизвестно, но лётчик остался в строю, не был понижен ни в звании, ни в должности и продолжал летать на самые ответственные задания. Нереализованный наградной лист остался в личном деле офицера.  

30 декабря 1942 года экипаж получил приказ нанести бомбовый удар по железнодорожной станции Сальск. Завершилась подготовка к наступлению советских войск на Северном Кавказе и наше командование стремилось вывести из строя этот важный железнодорожный узел, сорвать подвоз к фронту подкреплений врага. С аэродрома Кутаиси в небо поднялось 3 самолёта под управлением лучших лётчиков полка, но в условиях снежной метели к цели прорвался только экипаж старшего лейтенанта Иванова. Бомбы легли точно на железнодорожные пути и стоявшие на них вражеские эшелоны, взрывы боеприпасов в горящих вагонах и пожар продолжались несколько часов. Экипаж доложил о выполнении задания по радио и взял обратный курс. Однако на аэродром не вернулся...

О судьбе лётчиков не было известно несколько десятилетий.  Только в 1996 году в районе Эльбруса, в горном ущелье, альпинистами были найдены останки изуродованного бомбардировщика. Все трое членов экипажа находились внутри корпуса, там же были документы, личные вещи и оружие. Был установлен и заводской номер самолёта. Очевидно самолёт получил повреждения от зенитного огня противника, но сумел дотянуть почти до линии фронта и в условиях плохой видимости врезался в горы. А может, горящая машина потеряла управление. Известно одно - Александр Иванов и его боевые товарищи с честью исполнили тяжёлое и ответственное задание. Экипаж не мог знать, что через сутки после его гибели началась Северо-Кавказская наступательная операция советских войск, в ходе которой в короткие сроки враг был выбит с Кавказа, полностью освобождены Чечено-Ингушетия, Северная Осетия, Кабардино-Балкария, Адыгея, Ставропольский край и почти вся территория Краснодарского края... 

Из биографии предоставленной Бочаровым Антоном. Сайт "Герои страны". 

Тайна ледника Кюкюртлю

Эту историю в прошлом году рассказал мне вернувшийся из Центра активного отдыха Минобороны РФ «Терскол» подполковник запаса Андрей Майборода - мой старинный друг, однокашник по Московскому суворовскому военному училищу. По его словам, инструктор «Терскола» Евгений Крутень в августе 2007 года на леднике Кюкюртлю случайно нашел останки тела - вмерзшую в лед мумифицированную руку, - а по соседству билет члена Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) № 4474084, выданный Иванову Александру Васильевичу, 1919 года рождения. Выяснилось, что примерно десять лет тому назад останки командира экипажа бомбардировщика ДБ-3 старшего лейтенанта А.В. Иванова и еще двоих членов экипажа были захоронены в братской могиле на центральной площади города Тырныауз Кабардино-Балкарской Республики. На могиле установлен памятник авиаторам: старшему лейтенанту Александру Васильевичу Иванову, штурману капитану Ивану Ивановичу Машкову, стрелку-радисту старшине Петру Андреевичу Тюнину. На месте гибели ДБ-3 тоже установлен памятный знак. Теперь получалось, что в свое время на леднике удалось собрать не все останки авиаторов. Предложение Евгения Крутеня извлечь из-подо льда обнаруженное им и дозахоронить в братской могиле местные власти не приняли. Почему?
     Я попросил Майбороду, который только что вернулся из «Терскола», где беседовал с Крутенем, связаться с последним и получить разъяснения.

Через день я получил по электронной почте письмо:
     «Здравствуйте, Сергей!
     В августе 1968 года на западных склонах Эльбруса, на леднике Кюкюртлю среди обломков самолета были найдены части тел военных летчиков. В 1997 году на том же месте обнаружили партбилет на имя И.И. Машкова. По этому документу в архивах были восстановлены имена экипажа ДБ-3: это летчики И.И. Машков , А.В. Иванов и П.А. Тюнин. В 1998 году останки экипажа были захоронены в братской могиле в городе Тырныаузе КБР. В том же году посмертно А.В. Иванову было присвоено звание Героя Советского Союза. В августе 2007 году на месте гибели самолета были обнаружены еще некоторые останки тела и партбилет на имя А.В. Иванова.
     Обращения в заинтересованные организации о дозахоронении не дали результата. Ветераны войны г. Тырныауза тоже не могут добиться этого. Я своими силами организовываю экспедицию к месту гибели самолета. С 9 июля с группой выхожу на ледник, чтобы продолжить поиск. Но своими силами я смогу захоронить останки только под ледником Кюкюртлю. А хотелось бы дозахоронить останки летчика А.В. Иванова, может, последнего участника Великой Отечественной войны, кому присвоено высокое звание Героя.
     С уважением, Крутень Евгений».

     Получив письмо, я первым делом постарался подробнее узнать о героическом экипаже и обстоятельствах его гибели. Поиски увенчались успехом, но и выявили ошибку, допущенную Евгением Крутенем в письме. Александр Васильевич Иванов удостоен не звания Героя Советского Союза, а Героя Российской Федерации (посмертно). Указ подписан Президентом РФ Борисом Ельциным 12 декабря 1998 года. Ну а об остальном - по порядку.    

 Вот что сообщала 22 февраля 2005 года в материале «Экипаж не вернулся из боя» газета Ленинградской области «Вести»:
     «Это случилось в 1996 году. На леднике Кюкюртлю у западного подножия горы Эльбрус группа московских альпинистов случайно наткнулась на обломки разбившегося бомбардировщика ДБ-3 времен минувшей войны. Многие фрагменты самолета провалились в глубокие расщелины, и без специального снаряжения достать их было невозможно. Через год поисковая группа снова вернулась на это место. Останки трех советских летчиков были извлечены из ледовых трещин и временно захоронены неподалеку в братской могиле. По частично сохранившимся документам было установлено, что в самолете находился экипаж командира 1-й авиаэскадрильи дальних бомбардировщиков 6-го авиаполка 132-й БАД 5-й воздушной армии старшего лейтенанта Александра Васильевича Иванова, не вернувшегося с боевого задания в ночь на 31 декабря 1942 года и числившийся пропавшим без вести. В результате поисковых работ на месте падения самолета и огромной работы с архивными документами были выяснены подробности славного боевого пути 23-летнего советского летчика А.В. Иванова, к тому времени уже награжденного двумя орденами Красного Знамени, а незадолго до гибели представленного к званию Героя Советского Союза. Вместе с А.В. Ивановым разбились штурман капитан Иван Иванович Машков и стрелок-радист старшина Петр Андреевич Тюнин.
     Среди альпинистов, обнаруживших пропавший самолет, был полковник Российской армии Юрий Борисович Желноваков, который возглавил поиски родственников и однополчан погибшего ДБ-3. По его инициативе 14 июня 1998 года останки летчиков были с воинскими почестями преданы земле в центре города Тырныауз в Кабардино-Балкарии. В тот же день был торжественно открыт мемориальный памятник героическому экипажу. А у подножия Эльбруса на месте гибели самолета альпинисты установили памятный обелиск.
     В 1998 году Министерство обороны России вышло с ходатайством о присвоении звания Героя Российской Федерации (посмертно) старшему лейтенанту Иванову А.В. «за проявленную доблесть, мужество и героизм в борьбе с фашистской Германией в годы Великой Отечественной войны». 12 декабря 1998 года представление к высшей награде было реализовано Указом Президента России за № 1578».

          «Мы гордились своим братом», - вспоминала младшая сестра летчика Зинаида Васильевна Сырцова, проживавшая в 2005 году в Санкт-Петербурге. По ее словам, только в 1943 году пришло извещение о том, что ее брат «погиб при выполнении боевого задания. Место захоронения не известно». Мать Иванова так и умерла, не узнав, где и как погиб ее Сашенька. Сама же Зинаида Васильевна по приглашению властей Кабардино-Балкарии принимала участие в торжественном захоронении экипажа ДБ-3.

          9 июня 1999 года, в день 80-летия Героя Российской Федерации старшего лейтенанта Александра Васильевича Иванова, состоялось торжественная передача его Звезды Героя на вечное хранение в экспозицию музея Военно-воздушных сил в подмосковном Монине. Как сообщила газета «Вести» 5 мая 2005 года, имя А.В. Иванова присвоено Ям-Тесовской средней школе Лужского района Ленинградской области. В ней развернут музей Героя. А в его родной деревне Клуколово, где он родился и где проживал его младший брат Виталий Васильевич, была установлена мемориальная доска.
     Не забыты и боевые соратники командира экипажа ДБ-3. Именем штурмана, кавалера ордена Красного Знамени капитана Ивана Ивановича Машкова назван горный перевал, близ того места, где погиб экипаж. Имя стрелка-радиста, кавалера ордена Красной Звезды старшины Петра Андреевича Тюнина присвоено одной из средних школ его родного города Мурома Нижегородской области.
     На сайте администрации Лужского муниципального района Ленинградской области также размещены материалы о А.В. Иванове и фотографии погибшего экипажа ДБ-3, а также фотография грамоты с указом Президента РФ о присвоении А.В. Иванову звания Героя Российской Федерации (посмертно).

     Однако вернемся к находке инструктора «Терскола» Евгения Крутеня... Останки экипажа, как уже говорилось, собирали в трудных условиях. Они разбросаны на значительной территории, вмерзли в лед. Нет ничего удивительного в том, что какие-то фрагменты не были подняты.
     Я переслал письмо Евгения Крутеня врио начальника Управления Министерства обороны РФ (по увековечению памяти погибших при защите Отечества) полковнику Андрею Таранову. Вот что он ответил в официальном письме в адрес «Красной звезды»:
     «В соответствии с Законом Российской Федерации от 14 января 1993 года № 4292-1 «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества» захоронение непогребенных останков погибших защитников Отечества (статья 4 закона), обнаруженных в ходе поисковых работ, организуют и проводят органы местного самоуправления. Если речь идет о дозахоронении останков летчика Иванова А.В. в братскую могилу, расположенную в г. Тырныаузе КБР, где в 1998 году были захоронены останки экипажа ДБ-3 (летчики Машков И.И., Иванов А.В. и Тюнин П.А.), то и решение по этому вопросу должно быть принято органами местного самоуправления г. Тырныауз».
     А в личной беседе Андрей Леонидович добавил, что Управление Минобороны (по увековечению памяти погибших при защите Отечества) готово оказать местным властям соответствующую помощь, если такая потребуется.

Сергей Князьков, «Красная звезда».

 

Наверх